Создай анкету
или войди через

TERRA INCOGNITA

Общие интересы, Открытое сообщество, Создано 05.01.2017
Всего: 492 участника
Сейчас онлайн: 17 участников

ШИШКА ( продолжение)

ШИШКА
2)
Я замер, обливаясь холодным потом и чувствуя, как футболка прилипает к спине. Шишка, взгляд которой из вопросительного превратился в насмешливый, приблизила морду к протянутой руке и задумчиво её понюхала. Я мелко задрожал, но побоялся отодвинуться. Кошка потёрлась о мою ладонь широким лбом, напрашиваясь на почёсывание, и пальцы непроизвольно согнулись, касаясь ногтями её обтянутого кожей черепа. Она была тёплой и очень мягкой на ощупь. Вполне нормальной, если не обращать внимания на то, как плоть немного расходилась в стороны, когда я надавливал на неё. Как будто под тонкой кожей был слой желе. Или это мне показалось на нервной почве, ведь раньше я не замечал ничего подобного? Или просто предпочитал не замечать?
Шишка содрогнулась всем телом, и выдавила из себя скрипучее мурлыкание. И не смотря на весь ужас ситуации, не смотря на все подозрения, которые я испытывал по отношению к ней, я вновь почувствовал жалость. Кем бы ни было это создание, оно вызывало сострадание. Немного расслабившись, я почесал её смелее, проведя ногтями дальше по пушистой спине. Кошка выгнулась дугой от этого прикосновения и повалилась на спину, подставляя мне пушистый живот.
Я посмотрел на неё с подозрением:
– Живот тебе почесать? Уверена?
Кошка шевельнула лапами в воздухе, не обнажая когти.
– Мр.
– Хорошо, только чур не царапаться…
Кончики моих пальцев скользнули по её рёбрам, осторожно почёсывая. Шишка продолжала мурлыкать, блаженно прикрыв глаза. Она не дёрнулась даже когда мои ногти, скользившие по её животу вверх и вниз, наткнулись под густым мехом на грубый шов, явно сделанный суровыми нитками и без соблюдения технологии.
Второй раз я звонил тётке с лестничной клетки. Словно боялся, что Шишка сможет услышать мой разговор с родственницей, и это каким-то образом её расстроит. Тётя Люба вновь взяла трубку быстро, как будто ждала звонка.
– Алло! – крикнула она в своей манере.
Я глубоко вздохнул и ответил, стараясь говорить спокойно и твёрдо:
– Добрый вечер.
Была уже четверть одиннадцатого, но за поздний звонок я извиняться не стал. В конце концов, это она мне впихнула зомби-кошку, а не я ей.
– Миша? – голос тётки почему-то прозвучал удивлённо. – Это ты опять?
Мне захотелось спросить, кого она ожидала услышать, но я сдержался.
– Я. Тёть Люб, я опять по поводу кошки.
– А что кошка? Подруга не отвечает? Ну так звони ей, что я могу сделать. Мы с ней говорили, это ты что-то никак не…
– Тёть Люб, я знаю по поводу кошки.
В трубке повисла тишина. Наверное, именно это в книгах называют «испуганное молчание». По крайней мере, эта фраза пришла мне на ум первой.
– Что ты знаешь? – ответила она.
Тётка пыталась говорить как обычно напористо и агрессивно, но у неё не получалось. Она не подумала о прощальной записи Юры. Она, возможно, вообще не знала о том, что у него есть профиль в сети, ведь он, как и я, привык многое скрывать от родителей.
– Я знаю, что эта кошка мертва. Я всё знаю. Я только не знаю, как… Как это может быть. И зачем вы отдали её мне. И что стряслось с Юрой. Он лечится, да? От чего?
– Ах ты, сучонок… – прошипела тётя Люба. – Нашёл, откопал… Ш-ш-ш…
У неё, видимо, закончились слова, и теперь она просто шипела. Я так и видел её лицо, покрасневшее от ярости. Едва ли не впервые в жизни я побеждал тётку в разговоре.
– Я хочу знать, что случилось с кошкой. И с Юрой.
– Да как ты… – родственница осеклась, не договорив. – Не понимаю, о чём ты!
Я, неожиданно для самого себя, ухмыльнулся. Такой приём сработал бы со мной раньше. Но теперь я хотел услышать правду.
– Понимаете, тётя Люба. Вы всё прекрасно понимаете. Вы притащили это ко мне. И теперь я хочу знать, что это. И зачем вы это затеяли.
Она снова замолкла, и на этот раз молчала долго, очень долго. Я даже подумал, что нас разъединили, и хотел сбросить звонок, когда женщина вдруг разразилась воплями:
– Это всё его книги! Его сраные книги, которые он откопал!
Я хотел было спросить, о каких книгах идёт речь, но она не давала мне вставить ни слова:
– Историк хренов! Откопал где-то эти пыльные сраные книги, сидел над ними всё! Говорил, что нашёл что-то, чего никто не смог до него! А потом он сошёл с ума! Юрочка в сумасшедшем доме! Сидит там с психами, с настоящими психами, а всё из-за его сраных книг!
И тётя Люба разрыдалась. Я впервые в жизни слышал, чтобы эта женщина так плакала, горько и безутешно. Её сокровище очутилось в психушке. Мне не было её жалко, ведь если бы он не отправился туда из-за работы, она сама довела бы его до срыва. У Юрки не хватило бы сил отгородиться от родственников, как это сделал я. Но оставался невыясненным ещё один вопрос.
– А что с кошкой, тёть Люб!
Ответ был кратким:
– Пошёл ты в жопу со своей сраной кошкой!
И она сбросила вызов. Я некоторое время послушал тишину на линии, потом отнял трубку от уха и сунул в карман.
– Моя сраная кошка…
Я негромко рассмеялся.
Остаток вечера я провёл, бесцельно лазая в интернете. Люди на форумах обсуждали какие-то свои проблемы, обсасывали придуманные другими людьми вселенные, пытаясь заделать логические дыры в них своими домыслами. Люди обсуждали мужей и жён, жаловались на свою жизнь. Но меня это всё не интересовало. Раньше я любил читать такие переписки, даже участвовал в них, компенсируя недостаток живого общения. Но теперь эти отголоски нормальных жизней казались мне безумно далёкими. Такими же далёкими, как и сама нормальная жизнь.
Шишка лежала рядом на кровати, прижавшись тёплым боком к моему бедру. Когда она шевелилась, я чувствовал, что по моей спине бегут мурашки, но в её поведении не было агрессии. Тем не менее, я слабо представлял себе, как я смогу заснуть рядом с этим существом, которое, похоже, не было ни живым, ни мёртвым. Время от времени я поглаживал её, пытаясь убедиться в том, что она существовала на самом деле, и Шишка отвечала мне скрипучим гортанным звуком.
Город вокруг нас засыпал, и мне представлялось, что мы застыли в янтаре, как доисторические насекомые. Моя жизнь добровольного затворника, и без того неторопливая, замедлилась ещё больше. Я задремал, уронив голову на грудь, так и не увидев, как погас экран ноутбука. Мне ничего не снилось. Только продолжало чувствоваться тепло прикорнувшей рядом кошки, похожее на жар от тлеющих углей костра. Вот только я понятия не имел, что высекло искру, затеплившую их.
Меня разбудил громкий стук, раздавшийся сверху. Громовой мужской бас прогавкал что-то неразборчивое, зарыдал в ответ ребёнок. Первое, о чём я подумал – это, разумеется, Шишка. Её странное тепло больше не грело ногу, и я испуганно дёрнулся на кровати, шаря вокруг себя руками. Мои ноги пнули столик, на котором стоял ноутбук, и экран вновь загорелся, заливая комнату мертвенно-бледным светом. Я автоматически отметил время: двадцать минут первого.
– Шишка! – хрипло выдавил я из себя, уже почти чувствуя, как её острые когти впиваются мне в шею, а зубы рвут кожу на затылке…
– Мяв.
Кошка обнаружилась прямо у меня за спиной. Преспокойно сидела, поджав лапы и обернув длинный хвост вокруг себя. Недовольно покосившись на потолок, она снова мяукнула, на этот раз вопросительно. Я пожал плечами и зачем-то объяснил:
– Это соседи. Мне тоже не нравится, но разговаривать с ними бесполезно, а полиция их не пугает. Потерпи, они скоро перестанут.
Кошка снова посмотрела на потолок, словно усомнившись в моих словах. Я и сам не очень верил, что они успокоятся быстро.
А у соседей тем временем праздник шёл полным ходом. Мужик перестал орать на своё семейство и включил магнитофон. Сперва «Дискотека Авария», потом «Сектор Газа». Затем до пульта, очевидно, добралась женщина, и заиграли какие-то восточные мотивы, разбавленные гнусавым вокалом. Глава семейства такую перемену не оценил, и вскоре из их коридора донёсся грохот, сопровождавшийся женскими воплями. Дети зарыдали, полетела на пол посуда.
Шишка, всё это время внимательно слушавшая, прянула ушами и снова уставилась на меня. Я поймал себя на том, что неотрывно слежу за своей гостьей.
– Что? – я пожал плечами. – Праздник у людей. Не всем же в тёмной берлоге просиживать? Пусть повеселятся.
Я отвернулся к компьютеру и принялся выбирать фильм, но никак не мог сосредоточиться на списке лент. Взгляд Шишки буравил мне спину. Не угрожающий, не злой. Но начисто лишённый одобрения.
– Ну что?! – полный раздражения, я повернулся к животному. Будет мне ещё кошка указывать на неспособность договориться с соседями!
– Мяв.
Застывшие глаза животного блеснули в мертвенном свечении экрана, когда она поднялась на лапы плавным движением, которого от неё сложно было ожидать. Кошка потянулась, и я мог бы поклясться, что расслышал хруст её костей. Очень громкий, куда более громкий, чем ему следовало быть.
Ещё раз бросив на меня взгляд, Шишка направилась на кухню. Там легко, будто много лет проделывала этот трюк, запрыгнула на стол, с него на холодильник, а затем на кухонные полки с посудой.
– Шишка, блин! Не урони ничего!
Но зверь никак не отреагировал на замечание. Легко помахивая в воздухе кончиком поднятого трубой хвоста, она, осторожно огибая тарелки и кастрюльки, дошла до вентиляционной решётки. Затем уселась, пристально глядя на дешёвую пластиковую решётку.
– Их там нет. Я понимаю, что оттуда звуки, но они…
Я осёкся, натолкнувшись на взгляд Шишки. Насмешливый и нетерпеливый. Она прекрасно знала, что соседи не живут в вентиляции. Сон, наконец, окончательно слетел с меня, и я в полной мере осознал, с чем разговариваю.
Это был не туповатый домашний кот, с мордой блаженного идиота ловящий перо на ниточке. На моих посудных полках сидело животное, умершее уже почти семь месяцев назад. Хозяин которого отправился пускать слюни на жёстком матраце психиатрической клиники. И которое мне нарочно, теперь-то я в этом не сомневался, впихнула ненавидевшая меня родственница. А я стою перед этим монстром, пытаясь донести до него, что мои шумные соседи не спрятались в вентиляционной шахте.
Сверху уронили на пол что-то тяжёлое. Снова зазвучала весёлая музыка, дети принялись носиться по квартире, задорно стуча пятками. Шишка протянула лапу и с силой дёрнула хлипкую решётку, потом посмотрела на меня.
– Нет, не надо! – громким шёпотом попросил я.
Кошка беззвучно мяукнула, потом ещё раз рванула заслонку. Мне показалось, что она может справиться с этим препятствием самостоятельно, но просит меня, потому что это имеет некое символическое значение. Так поступают в сицилийской мафии: каждый должен вымазать руки в крови и грязи. Невиновных быть не должно. Я и сам не понимал, откуда во мне взялась такая уверенность в том, что кровь обязательно будет.
Но у них же там дети, какие бы они ни были, нельзя же их…
– Я сам могу справиться! – прошипел я и, схватив со стола ложку, яростно постучал по батарее.
Я молил бога, чтобы семья кретинов сверху среагировала правильно. Чтобы они понизили голоса и приглушили музыку. Такое тоже бывало, хоть и нечасто.
– С Новым Годом! – проорал сосед и застучал по батарее в ответ.
Его жена и дети расхохотались. Что-то стукнуло. Музыка резко стала громче.
Я повернулся к Шишке, думая, что снова увижу в её глазах насмешку, но ничего подобного не было. Животное смотрело на меня строго. Так смотрят на своих побитых сыновей отцы, одним взглядом спрашивая: почему ты не дал сдачи? Её взгляд говорил мне: ты не решаешь проблему, значит, её решу я.
– Там же дети, – в последний раз попытался возразить я, но этот аргумент явно не принимался.
И словно в подтверждение того, что приниматься он и не должен, над моей головой захохотала девочка. И запрыгала на месте, стуча пятками в пол. Нарочно.
Тогда я согласился. Позже мне довелось немало подумать об этом, но так и не понял, почему так легко на это пошёл. Возможно, что я уже с самого начала знал, что не откажу Шишке. Возможно, я даже хотел согласиться. Поэтому, развернувшись на месте, отправился в прихожую, чтобы достать из пыльного ящика дедову отвёртку.
Кошка отстранилась от вентиляционной решётки, стоило мне подойти к ней с инструментом в руках. Терпеливо дождалась, пока я сниму заслонку, и только потом, коротко мяукнув на прощание, бросилась в открывшееся отверстие. Свет я так и не включал, но мне показалось, что её лапы при этом выгибаются под неестественными углами, а тело извивается, будто у змеи, скручиваясь совершенно невероятным даже для кошки штопором.
Наступила тишина, нарушаемая лишь грохотом музыки и стуком моего сердца. Опасаясь, что сейчас не выдержу этого чудовищного напряжения и умру, я присел на пол, прижавшись спиной к батарее под окном. Секунды текли мучительно долго. Мне казалось, что Шишка скрылась в вентиляции уже довольно давно, и я даже подумал, что наверняка сошёл с ума. Сошёл с ума и позволил питомцу моего двоюродного брата влезть в отвесную шахту. Господи, она же наверняка погибла…
А потом я расслышал то, чего боялся больше всего на свете. Удивлённый детский возглас. На него откликнулся мужской бас, очень раздражённый. Потом снова вскрик ребёнка, на этот раз явно восторженный. Эти реплики были едва слышны за рёвом музыки – соседи крутили ремикс старого рождественского гимна. Зато полный боли и обиды вопль маленькой девочки я расслышал отлично, она визжала куда громче дешёвых китайских колонок.
Вздрогнув всем телом, я накрыл уши ладонями. Надо мной происходило нечто невообразимое. Посуда гремела, падая с полок. Стеклянные тарелки бились об пол, и я слышал шуршание, с которым разлетались в разные стороны осколки. Девчонка выла, не замолкая, как пожарная сирена.
– Лови эту тварь! А ну держи! А-ха, вот ты, сво… – долетел до меня голос отца семейства, быстро сменившийся визгом.
Крики и топот наверху становились всё громче, и мне даже начало казаться, что потолок вот-вот рухнет вместе со всеми ними. Они кричали, то визжа от боли, то изрыгая брань и проклятия. Их вопли сводили меня с ума. Выворачивали наизнанку. Но хуже всего было даже не это.
Хуже всего мне стало, когда визг одной из девочек внезапно оборвался на высокой ноте. Соседи на миг замолчали, не веря в реальность произошедшего. Несколько басовых переборов отдались вибрацией в батарее у меня за спиной.
А затем тишина вновь взорвалась воплями боли, злости и ужаса. Следующей, кажется, смолкли крики женщины. Или второй девочки. Это почему-то не отложилось в памяти. Зато я отлично запомнил, как рыдал мужчина, оставшийся в живых последним. К тому моменту смолкли вибрации – музыкальный центр с грохотом рухнул на пол несколькими минутами ранее. В нашем доме с тонкими стенами воцарилась звенящая тишина, которую нарушали лишь хриплые рыдания мужчины и его вопли:
– Откуда ты вообще взялась?! – он кричал, делая долгие паузы между словами. – Чего ты смотришь, тварь?! Что?! Давай уже, ну! Чего ждёшь?!
Затем слышны были только глухие рыдания, перешедшие в жалкие всхлипы. И наступила тишина.
Полиция, конечно же, заходила и ко мне. Понятия не имею, что они обнаружили в квартире сверху, но по их уклончивым намёкам я понял: они подозревали, что бойню устроило какое-то дикое животное, проникшее в квартиру. Шишка, сыто храпящая на кровати, их мало заинтересовала.
Записав сбивчивые показания, состоящие из перечисления звуков, которые я слышал, полицейские удалились, напоследок посоветовав мне как-нибудь укрепить отверстие, ведущее в вентиляционную шахту. Купите металлическую сетку, сказали они.
До самого утра я так и не смог сомкнуть глаз. Просидел весь остаток ночи на кухне, сперва глядя на то, как сполохи мигалок пляшут на стенах дома, а потом просто наблюдая за кружением снежинок в свете уличных фонарей. И, хотя я и ненавидел себя за это, наслаждаясь тишиной.
Рассвет я встретил на том же месте. Окружающая действительность приобрела кристальную чёткость, которая наступает, когда не спишь сутки или больше. Потом это состояние перерождается в тупую усталость с ломотой в висках, но я сумел поймать краткий миг, когда разгорячённый бессонницей мозг работает на пределе своих возможностей. Дождавшись, пока время перестанет быть неприлично ранним, я сварил себе кофе и набрал номер, который всегда искал в телефонной книге с неохотой: номер матери. Она ответила не сразу, но голос её звучал бодро.
– Мишенька! – радостно произнесла она. – Ты чего так рано? Соскучился?
– Да я это… – я помялся. – У нас тут такое произошло ночью, чего-то я места себе не нахожу.
И я кратко пересказал ей ночное происшествие. Умолчав о привезённой накануне кошке. Мама помолчала некоторое время, прежде чем ответила:
– Чего-то это часто происходить стало…
– В смысле?
– Да мне тут тёть Люба обмолвилась. В её доме два таких случая было. Один давно, другой недавно, вот на днях.
– Да? – я с удивлением отметил, что мой голос не дрожит. – И чего, что говорят?
– Говорят, какое-то животное крупное. У них там, знаешь, и бомжей на улице находят иногда… Ну, в общем, погибают они. Я и не думала, что это везде теперь будет происходить.
Мы ещё некоторое время обсуждали эту новость. Через каждую фразу она предлагала мне переехать обратно к ней с папой, но я это предложение мягко отклонял. А потом задал вопрос, к которому хотел подвести беседу, едва услышал о нескольких случаях нападения дикого животного.
– Кстати, о переездах. Тётя Люба там пристроила Маринку-то?
Маринка моя двоюродная сестра, дочь тёти Любы. Такая же хабалистая и тупоголовая. И претендовавшая на квартиру моего деда, мотивируя это тем, что у неё есть два ребёнка от разных мужчин.
– Не, Маришка всё на съёме. А что, решил ей жильё уступить?
Мама спросила вроде бы шутя, но в то же время настороженно. Вся эта ситуация с наследством испортила ей отношения с сестрой, и она, конечно же, была бы рада их улучшить. Но я расстроил её, ответив со смешком:
– Только через мой труп, – и сразу же добавил, заканчивая разговор: – Ладно, я завтракать пойду, есть хочется что-то.
Распрощались мы довольно холодно. К тому моменту, когда я повесил трубку и положил мобильный в карман, Шишка уже сидела на столе передо мной.
– Ну, Шишка… – я протянул ей руку. – Поломала ты своей бывшей хозяйке планы, а?
Кошка ткнулась широким лбом в мою ладонь и потёрлась о неё, согласно кивая.
– Скажи-ка… А не хочешь ли к ней в гости сходить? Ты же сможешь из подвала этот фокус с вентиляцией повторить?
– Мур, – коротко ответила Шишка.
Я улыбнулся. Похоже, скоро моя двоюродная сестра решит квартирный вопрос.
(С)конец.
Поделиться:
Другие записи
8
0
Елена, 52 Москва
# ×
9 января 2019 в 00:44
Они что, задумали тетку убить?
0
Таша, 40 Белгород 9 января 2019 в 00:47
1
Елена, 52 Москва
# ×
9 января 2019 в 00:49
Так похоже племянничек стоит своей тетки)))
0
Таша, 40 Белгород 9 января 2019 в 01:18
Она первая начала
3
Сергей, 60 Москва
# ×
9 января 2019 в 00:57
Стивен Кинг отдыхает. "Кладбище домашних животных". Очень неплохо написано и читается на одном дыхании👍
1
Татьяна, 48 Москва
# ×
9 января 2019 в 01:06
Жуть! Я думала, иначе будет...что шишка несет сознание брата, а эта линия совсем не стала развиваться. Все уклонилось в триллер)
1
Игорь, 34 Ташкент
# ×
9 января 2019 в 06:48
Великолепная кошечка ))
1
Светик, 40 Минск
# ×
9 января 2019 в 09:26
Спасибо!👍
Ваше имя
Эл. Почта
Начать
Дружественные сообщества
Администрация
Татьяна 🍒, 73Саратов Администратор
Serov, 61Херсон Модератор
Ещё 1
Бесплатный сайт знакомств 24open.ru – бесплатные мобильные знакомства в Москве и других городах, блоги и дневники.